Уральский алюминиевый завод

Осень 1941 г. – прибывают эшелоны с оборудованием эвакуированных заводов. В сутки – до 600 вагонов (20 эшелонов)!

Печи кальцинации до войны монтировались за год. В 1941 г. одна печь – за 100 суток, вторая – за 50! 4 года до войны строился 1-й глиноземный цех. 2-й глиноземный – во время войны – 10 месяцев!

В разгар битвы под Москвой, когда на счету был каждый боец, 12 строительных батальонов были направлены на строительство УАЗа.

В помещении бывшей кузницы, без проекта, был создан цех, который уже в декабре 1941 года выдал первые 108 тонн кристаллического кремния: страна стала бесперебойно получать силумин для изготовления двигателей танков Т-34.

Динамика выпуска военной техники, тыс. ед.

ussa-germany
chart germany

Перевыполнение плана указывалось не в процентах, а в пересчете на боевую технику. Считалось так: полтонны силумина – танковый мотор, две с половиной тонны алюминия – бомбардировщик!

Динамика выпуска военной техники, тыс. ед.

technics

Производство алюминия, тыс. тонн

technics

Уже в 1941 году завод дал столько металла, сколько производили его в мирное время все алюминиевые заводы страны. Вплоть до января 1943 года УАЗ был единственным в СССР производителем крылатого металла. Но и в 1944 году давал 87% общесоюзной плавки.

В мае 1942 года УАЗ обратился к предприятиям с вызовом на Всесоюзное социалистическое соревнование и просил Государственный Комитет Обороны учредить переходящее Красное Знамя ГКО. В 1942–1945 годах УАЗ 22 раза завоевывал Красное Знамя ГКО СССР! 15 апреля 1946 года решением ВЦСПС и наркомата цветной металлургии СССР Красное знамя ГКО вручено предприятию на вечное хранение.

За успешное выполнение правительственного задания по снабжению алюминием и алюминиевыми сплавами авиационной и танковой промышленности Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 февраля 1945 года Уральский алюминиевый завод был награжден орденом Ленина.

В годы Великой Отечественной войны за самоотверженный труд для нужд фронта 229 работников УАЗа награждены орденами и медалями СССР, в том числе:

chart uaz medal 1
chart uaz medal 2
chart uaz medal 3

Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР от 10 апреля 1942 года группе инженеров Уральского алюминиевого завода завода – Л. А. Бугареву, В. С. Чемоданову, В. Я. Чупракову, А. А. Евтютову и Л. И. Лосеву – присуждена Сталинская премия.

medal stalin

В ноябре 1941 года директором УАЗа назначили Ефима Павловича Славского. В годы войны он одновременно был заместителем наркома цветной металлургии СССР. Славский – единственный директор, награжденный в Великую Отечественную войну орденом Ленина трижды: 23 июня 1942 года, 10 февраля 1944 года и 23 февраля 1945 года.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 февраля 1945 года руководители пяти лучших гвардейских бригад электролизного цеха награждены орденами Ленина:

Их бригады выпустили алюминия на 4500 боевых самолетов!

Красногорская ТЭЦ

К началу войны мощность КТЭЦ составляла всего 50 тысяч кВт. К концу 1941 года эвакуированные в Каменск заводы начали работать. Все требовали электроэнергию. Монтаж котлов – трёх из девяти – проходил в здании без крыши – и это зимой!

К осени 1942 года на УАЗ и КТЭЦ приехало около 35 тысяч человек. Прибывали специалисты из Ленэнерго, Днепроэнерго, Донбассэнерго, Сталинградэнерго, Мосэнерго... К этому времени здесь уже было построено больше, чем за предыдущие семь лет!

Монтаж котельных агрегатов проводился за 2,5 месяца вместо 6-7 месяцев в довоенное время, а монтаж крупных турбогенераторов за 1 месяц – в пять раз быстрее, чем до войны.

К началу 1943 года здесь, в тылу, энергетики совершили настоящий подвиг. Прямо на стройплощадке они сумели наладить изготовление прямоточных котлов по проекту профессора Л. К. Рамзина. В 1943 году было изготовлено шесть таких котлов. Это чрезвычайно важное достижение каменских энергетиков обеспечило бесперебойное снабжение энергией оборонных заводов и предприятий в самые решающие годы войны.

В 1944 году были завершены все строительные работы на ТЭЦ. Полностью запущенная Красногорская ТЭЦ стала самой крупной теплоэлектроцентралью в стране.

В феврале 1945 года за досрочное достижение мощности 250 тысяч кВт Красногорская ТЭЦ получила благодарность от Верховного Главнокомандующего И. В. Сталина.

В Великую Отечественную войну за выполнение правительственного задания по обеспечению УАЗа электроэнергией были награждены орденами и медалями СССР 118 работников КТЭЦ:

chart uaz medal 1
chart uaz medal 2
chart uaz medal 3
chart uaz medal 3

За быстрый ввод в действие и освоение сложного энергетического оборудования, за бесперебойное снабжение тепловой и электрической энергией алюминиевой и оборонной промышленности Урала Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 апреля 1945 года Красногорская ТЭЦ была награждена орденом Ленина.

За ввод в эксплуатацию прямоточных котлов заслуженные награды получили все: и создатели, и эксплуатационники, и дирекция, и рабочие. Инициаторы прямоточного котлостроения Д. И. Ачкасов, Н. А. Роговин, Ю. В. Пономарев, Н. Г. Калачев – были удостоены благодарности Государственного комитета обороны СССР, а имена лучших машинистов котлов А. Ф. Соловьёва и П. С. Токарева были занесены в Книгу Почета Народного Комиссариата электростанций.

Красногорской ТЭЦ было передано на вечное хранение Красное Знамя Государственного комитета обороны СССР.

Синарский трубный завод

По решению СНК СССР на Синарский труболитейный завод в августе – сентябре 1941 года было эвакуировано оборудование девяти заводов. Из Днепропетровска, Ленинграда, Москвы, Мариуполя, Макеевки, Таганрога.

Труболитейный завод (№705) был полностью реконструирован и превращен в мощное предприятие по производству катаных, волоченых и электросварных труб, холоднокатаной стальной ленты и термообработанных пружин.

Оборудование лентопрокатного цеха прибыло 9 августа 1941 года с Ленинградского завода им. МОПР. Сборка шла днем и ночью, без остановок и выходных. Через 41 день – 19 сентября – цех дал первую продукцию, а к концу 1941 года поставил оборонным предприятиям 1260 тонн стальной полосы.

Продукцию цеха составляла стальная лента для пружин автоматов, звеньев пулеметных лент, взрывателей и др.

В пружинном цехе из особо качественной – «куликовской» – ленты ленинградские специалисты организовали производство тончайших пружин для взрывателей и часовых механизмов, которые до войны в СССР не производились, закупались в Швеции.

Все изготовленные за годы войны автоматы ППШ оснащались пружинами СТЗ.

За годы войны не только полностью изменилась номенклатура продукции СТЗ, но и резко (в 8 раз!) выросли объемы производства, при увеличении числа рабочих только в 2,5 раза.

Производство трубной продукции, млн метров

Производство артиллерийских гильз и пружин, тыс. штук

Всего за годы войны завод поставил оборонным предприятиям:

  • более 24 млн метров тонкостенных труб,
  • свыше 30 тыс. метров стальной ленты,
  • более 3 млн снарядных гильз,
  • свыше 46 млн штук пружин, в т. ч. 9 млн пружин для автоматического оружия.

Заводы страны получили более 80 тыс. тонн трубной заготовки.

Родина высоко оценила самоотверженный труд синарских трубников. За годы войны было награждено более пяти тысяч работников завода, в том числе:

chart uaz medal 1
chart uaz medal 2

Каменский магниевый завод

20 августа 1941 года Каменский магниевый завод впервые в стране начал выпуск алюминиевых пиротехнических порошков. В военные годы был единственным в стране производителем порошков и пудр из алюминия, магния и их сплавов – металлического горючего для пиротехнических средств, применявшихся, в том числе, и в реактивных снарядах «Катюш».

Производство было взрывоопасным. Уже в июле 1941 года был крупный взрыв в «цехе А» при размоле сплава АМ-50. Погибло 5 человек.

После очередного несчастного случая производство порошка АМ-50 было приостановлено. Директор завода Григоренко, ссылаясь на техническую неизученность данного производственного процесса, просил заменить выпуск АМ-50 на производство смеси успешно освоенных порошков алюминия и магния. В ответ в адрес секретаря горкома и директора КМЗ пришла телеграмма краткого содержания:


«На вашу №... прошу срочно восстановить производство»,

подпись Л.П. Берия



«Через 15-20 минут после взрыва в цехе появлялись представители органов НКВД и руководство завода. Безуспешно искали причины и виновных... Тогда еще не понимали до конца неизбежности взрывов на наиболее опасных стадиях производства порошков по использовавшейся на КМЗ технологии и аппаратуре...»,

вспоминал И.Л. Резников


В 1944 году завод выпускал уже 8 видов и 23 марки продукции (против соответственно 4 и 6 в 1941 году)...

Спустя многие годы, побывав на разных производствах и защитив кандидатскую диссертацию, главный инженер КМЗ во время войны Б. Р. Осипов вспоминал:


«Сейчас могу твердо сказать, что наш завод был в то время самым крупным и лучшим в Европе».

Б.Р. Осипов, главный инженер


В августе 1945 года Каменский магниевый завод вошел в состав Каменск-Уральского завода по обработке цветных металлов (завода № 515).

Завод по обработке цветных металлов

Завод № 515. 14 ноября 1941 года на площадку начали поступать эшелоны с промышленным оборудованием. Приехало около 800 рабочих цеха № 3 Кольчугинского завода ОЦМ. Предстояло построить цеха и освоить плавку меди и бериллиевой бронзы в электропечах, производство никелевых и других сплавов.


«Ничего подобного я нигде никогда не видел. Рабочие были везде: и в зданиях цехов, и на улице… Работали строители, монтажники, эвакуированные рабочие завода. На дворе мороз 30 градусов, холод – что на улице, что в цехах, одинаково. Кругом горели костры и жаровни, над головами стояло облако дыма. Внутри цехов вся земля была поднята и, наверное, много раз перевернута, а также лежали большие глыбы бетона от старых фундаментов. Вокруг цехов – кучи старого замасленного оборудования. Казалось, невозможно разобраться в этой грязной свалке, но люди находили в этих кучах все, что было необходимо и, как муравьи, тащили в разные стороны, волоком, без кранов, тракторов и бульдозеров...»,

А.Ф. Зрилов, начальник конструкторского отдела завода №515 в годы войны


Темпы строительства и сегодня поражают: первую электроплавильную печь установили за 2 месяца. Проволочно-прокатный стан – за 25 дней. Корпус трубного производства с оборудованием – 18 дней. Литейный цех с печами и подстанцией – за 2 с половиной месяца. А на установку пресса «Гидравлик», который в Кольчугино монтировался год, понадобилось всего 2 месяца.

Через 3 месяца после прибытия первого эшелона с оборудованием, 15 февраля 1942 года, предприятие выдало первую продукцию для фронта!

Каменские проволока, прутки, трубы из цветных металлов и сплавов «воевали» в самолетах, танках и артиллерии. 6 февраля 1942 года начал работу фольгопрокатный цех № 4.

Этот цех на тот момент стал единственным в стране, выпускающим фольгу тончайших размеров из алюминия и олова в рулонах, применявшуюся как в приборостроении, так и в изготовлении капсюлей различных боеприпасов.

За годы войны работники КМЗ и ОЦМ награждены:

chart uaz medal 1
chart uaz medal 2
chart uaz medal 3
chart uaz medal 3

Литейный завод

В конце ноября 1941 года на строительную площадку, где к этому времени были вырыты лишь котлованы и построено несколько деревянных подсобных помещений, выгрузили оборудование эвакуированного из Балашихи литейно-механического завода.

Станки, большие ящики перевозили на железных листах, прикрепленных к трактору. Листы тащили волоком за приваренные к ним тросы. Вся разгрузка проводилась вручную, грузоподъемных механизмов просто не было.

В первом возведенном корпусе за одну неделю в морозную погоду рабочие установили и запустили более 100 единиц металлорежущего оборудования.

В это сегодня трудно поверить. В бригаде монтажников было всего 15 человек. На своих плечах они вынесли всю тяжесть разгрузки, переноса и установки оборудования целого завода! В их распоряжении был всего один гусеничный трактор и несколько повозок.

В 1941 году стояла особенно холодная зима – сильные морозы держались неделями. Приезжие из Балашихи в фуражечках, тоненьких брюках, ботиночках, были одеты не по нашим уральским морозам. А на строительной площадке не было ни тепла, ни воды, ни света.

Люди грелись у костров и буржуек, установленных там же на железных листах, между станками. В строящемся помещении гуляли сквозняки, через щели в перекрытиях залетал снег. Освещение было лишь кое-где, в основном преобладал мрак. Только некоторые участки отапливались от паровоза.

Работает ребенок Лежнин А.М.,
ученик слесаря в цехе №45, март 1943г.

Всего четыре месяца потребовалось коллективу, сформированному из заводских специалистов БЛМЗ и местных жителей на то, чтобы на едва подготовленной строительной площадке в Каменске-Уральском поднять уникальное производство авиационных колесных изделий для фронтовой авиации.

12 марта 1942 года Каменск-Уральский литейный завод выпустил свою первую продукцию – тормозное колесо для лицензионного самолета ДС-3 «Дуглас». Все военные годы литейный (завод № 286) был единственным в стране предприятием, обеспечивающим нашу авиацию колесами.

Завод поставлял фронтовой авиации колеса на самолеты:

  • ЛИ-2

  • ТУ-2

  • ЛИ-4

  • ЛИ-6

  • ПЕ-2

  • ЛА-5

  • ПО-2

За трудовой подвиг в годы Великой Отечественной войны награждены:

chart uaz medal 1
chart uaz medal 2
chart uaz medal 3
chart uaz medal 3

Металлургический завод

21 июля 1941 года Государственный Комитет Обороны обязал приспособить строящийся завод № 268 для размещения в нем эвакуируемых из-под Москвы литейного и прокатного цехов завода № 150 (Ступинского меткомбината).

Из воспоминаний ветерана литейного производства Алексея Шипилова:


«Помню, как пришли на ночную смену с 10 на 11 октября 1941 года, а нам объявили об эвакуации, демонтаже. Врагу, сказали, ничего не оставлять. И мы выводили из строя то, что в теплушки и на платформы не пойдет. У стариков слезы на глазах стояли. К 20 ноября наш эшелон пришел в Каменск-Уральский. На месте завода почти ровное место. Кругом вручную копали котлованы, народу, как показалось, тьма».

Алексей Шипилов, ветеран литейного производства


Разгрузка оборудования шла вручную. Но, едва это оборудование было размещено, как, в связи с разгромом немцев под Москвой, ГКО принял постановление о ре- эвакуации комбината № 150. Эшелоны с оборудованием и специалистами вернулись на запад, в Подмосковье. Часть ступинцев осталась на КУМЗе и в феврале 1942 года пустила в эксплуатацию литейный цех. 6 февраля 1942 года была сдана в эксплуатацию первая электропечь. 14 февраля она дала первую плавку. Вторая печь встала в строй 10 марта, третья – 29 марта. В апреле ушел с завода первый вагон с продукцией. За 1942 год было смонтировано 6 электропечей.

В 1943 году завод стал оснащаться оборудованием, закупленным в США по лендлизу.

Из воспоминаний ветерана прокатного производства Вячеслава Даровского:


«Мы встречали вагоны на разгрузочной площадке и по обозначениям на ящиках определяли, что прибыло. Существовала весьма приблизительная планировка будущего прокатного цеха, которая к тому же все время изменялась. Задача осложнялась тем, что никакой технической документации – чертежей, описаний и даже расшифровки условной нумерации не было до конца всей поставки. Пароход, следовавший из США до Владивостока с большей частью чертежей, был потоплен».

Вячеслав Даровский, ветеран прокатного производства


1 сентября 1943 года, под открытым небом, был пущен кузнечный цех; первой продукцией стали штамповки лопастей для фронтовых штурмовиков Ил-2. В ноябре задание по лопастям было выполнено, в декабре перекрыто на 3 процента.

В 1944 году выпуск оборонной продукции по сравнению с 43-м годом вырос в 7 раз!

Завод полным ходом выдавал такую нужную фронту продукцию, а ведь он еще не был пущен в эксплуатацию! Только 5 мая 1944 года в газете «Правда» были опубликованы рапорт заводчан и строителей И. В. Сталину о пуске 1-ой очереди завода и ответное поздравление Сталина.

Выпущено алюминиевых слитков для оборонной промышленности, тонн

technics

Выпущено продукции из алюминиевых сплавов для оборонной промышленности, тонн

technics

За трудовой подвиг в годы Великой Отечественной войны награждены:

chart uaz medal 1
chart uaz medal 2
chart uaz medal 3
chart uaz medal 3

Строители

По решению ГКО на расширении УАЗа и Красногорской ТЭЦ было сосредоточено около 20 тысяч рабочих. На площадку УАЗа стали поступать эшелоны с оборудованием и людьми: Московская строительная организация «Дворец Советов», Всесоюзный монтажный трест «Строймонтаж» эвакуировались в полном составе рабочих, ИТР и служащих.

По решению ВКП(б) и правительства СССР тресту УАС были переданы рабочие с целого ряда строек страны и свыше 30 строительных батальонов.

В полном составе прибыли заводы, проектные организации и научно-исследовательские институты. Общее количество рабочих, прибывших в ОСМЧ УАС, включая членов семей, насчитывало свыше 50 тысяч. Трест стал одной из крупнейших строительных организаций в стране, работающих на оборону.

В те дни территория УАЗа выглядела, словно огромное поле боя. Землеройной техники не хватало. Все автомашины работали на березовых чурках. Мерзлую землю долбили вручную. Жгли костры, использовали взрывчатку. Кругом вспыхивали огни электросварки. Вид строительной площадки менялся каждый день. Оборудование устанавливали на фундаменты зачастую под отрытым небом, не дожидаясь готовности зданий.

На строительстве ТЭЦ круглосуточно было занято около 3000 рабочих.

На ОЦМ проволочно-прокатном цехе №7 и строительные, и монтажные работы велись одновременно на 3 этажах, друг над другом, вопреки всем правила техники безопасности. Двухпролетное здание цеха № 5 шириной 14 метров и длиной 116 метров с 270 тоннами металлоконструкций – колоннами, прогонами, фермами, монорельсами – было смонтировано крупными блоками за 13 дней.

15 февраля 1942 года, через три месяца после прибытия первого эшелона с оборудованием, Каменск-Уральский завод ОЦМ начал выдавать продукцию для нужд фронта.

В 1944 году Указом Верховного Совета СССР за «успешное выполнение правительственного задания по строительству Уральского алюминиевого завода и Красногорской ТЭЦ» большая группа строителей и монтажников ОСМЧ УАС была удостоена орденов и медалей Союза ССР.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 сентября 1945 года за успешное выполнение правительственных заданий по строительству авиационных заводов строительный трест № 20 Наркомата авиационной промышленности награжден орденом Трудового Красного Знамени. Трестом построены завод № 268 (Каменск-Уральский металлургический завод легких сплавов), силикатный комбинат, цеха завода № 515 (КУЗОЦМ) и завода № 286 (Каменск-Уральский литейный завод).

7 марта 1973 года Президиум Верховного Совета СССР постановил принять предложение Минтяжстроя СССР и Свердловского обкома КПСС о сохранении этой высокой награды за преемником треста №20 – трестом «Уралалюминстрой».

Тресту «Уралалюминстрой» восемь раз вручалось переходящее Красное Знамя Государственного Комитета Обороны и Всесоюзного Центрального Совета профессиональных союзов СССР за победу во Всесоюзном социалистическом соревновании. 15 апреля 1946 года по итогам работы в период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. ОСМЧ «Уралалюминстрой» присуждено на постоянное хранение Красное Знамя ГКО и ВЦСПС Союза ССР.

Железнодорожники

Станция Синарская находилась за тысячи километров от линии фронта, но с первых же дней Великой Отечественной начала жить по военным законам.

Сотни вагонов с оборудованием поступали каждый день на разгрузку. Сотни поездов проходили транзитом. Нагрузка огромная! Часты были поломки рельсов, ремонтные бригады сутками не уходили домой, спали в казармах. На место ушедших на фронт вернулись пенсионеры, пришли женщины, подростки. Более 50% личного состава железнодорожного узла станции Синарская составляли к концу войны женщины.

Люди трудились на пределе физических возможностей: деповские рабочие «лазили» в неостывшую топку, в горячий зольник, чтобы очистить от налипшего шлака жаровые и дымогарные трубы, устранить неисправность колосников. Стрелочники и путейцы в снегопады работали сутками. Помогали путейцам и работники мастерских. В 1942 году они из утиля собрали трактор!

Главным для железной дороги в военное время была организация перевозок. Уже 24 июня 1941 года было сокращено количество поездов дальнего следования и пригородных. Поезда должны были идти сплошным потоком. А срочные военные грузы – следовать без задержки. Но в первые месяцы войны подъездные пути на станции были «забиты» порожними составами из-под оборудования эвакуированных предприятий. И здесь же, ожидая своей очереди, стояли эшелоны с военной техникой, боеприпасами, воинскими формированиями. Ключевая роль в разрешении этой проблемы досталась диспетчерам. Они «проталкивали» в каждое дежурство три-пять составов сверх нормы. В феврале 1942 года диспетчер 8-го отделения движения станции Синарская В.Т. Чуриков придумал прицеплять вагоны с грузом к проходящим поездам. В связи с этим, бюро горкома ВКП(б) постановило: «…Широко распространить метод диспетчера Чурикова среди диспетчеров, дежурных по станции и машинистов».

В июле 1942 года коллективу паровозного депо станции Синарская было вручено переходящее Красное знамя ГКО. Красное знамя на протяжении всех военных лет постоянно присуждалось и паровозному депо, и вагонному участку станции Синарская.

Несмотря на то, что все железнодорожники считались мобилизованными и имели «броню», многие ушли на фронт добровольцами. Одним из них стал Григорий Павлович Кунавин. Он работал на станции Синарская заведующим железнодорожным ОРСом.

26 июля 1944 года ефрейтор Кунавин закрыл грудью амбразуру вражеского дзота. Имя Героя Советского Союза Г. П. Кунавина остаётся одним из самых почитаемых в городе.

Каменские железнодорожники честью справились с трудностями военного времени. 5 июля 1945 года вышло Решение Свердловского Областного Совета депутатов трудящихся, которое разрешало свободный проезд во всех поездах, курсирующих в пределах Свердловской области, без предъявления спецпропусков и командировочных удостоверений. Началась мирная жизнь.

Фронтовые бригады

Социалистическим соревнованием были охвачены все предприятия!

Всего в 1942 году в тресте УАС социалистическим соревнованием было охвачено около 7 тысяч человек. Было создано 1790 стахановских и 227 гвардейских трудовых вахт. Звание стахановца завоевали 1165 строителей.

23 апреля 1942 года бригада электрослесарей А. Рукомойкина, П. Шерстобитова, М. Тетенкова и др. дали 1006% военной нормы. 25 апреля плотник М. Н. Кнутарев выполнил сменное задание на 2608%, а Морозовна 2670%.

По инициативе уазовцев началось Всесоюзное социалистическое соревнование среди предприятий цветной металлургии.

Если в 1 квартале 1942 года стахановцев на УАЗе было 1185 человек, то в 4 квартале2060.

Развернулось соревнование и среди комсомольско-молодежных бригад. В электролизном цехе их называли «Гвардейцы-шестидесятники». В соревнование было вовлечено 113 бригад. Электролизники добились получения с одного киловатт-часа электроэнергии 59,8 грамма алюминия (вместо нормативных 56 граммов).

Комсомольско-молодежные бригады УАЗа сэкономили за один 1944 год 70 млн. квт/час электроэнергии, достаточной для выпуска алюминия сверх плана еще на несколько тысяч самолетов

На СТЗ было 98 фронтовых комсомольско-молодежных бригад. Многие цехи предприятий в полном составе объявили: условия работы считать фронтовыми, «не выполнил задания – не уходи домой!».

Лентопрокатчики ежедневно показывали чудеса геройства. Вальцовщик В. Филиппов один обслуживал два стана – ранее это считалось невозможным. Он блестяще справился с заданием, выполняя дневную норму на 203%! В 1942 году СТЗ три месяца удерживал первое место среди заводов-смежников, четыре месяца – Красное знамя 3-й гвардейской стрелковой дивизии (с 10.09.1943 года – гвардейская Волновахская дивизия).

Завод № 515 (КУЗОЦМ) за время Великой Отечественной войны переходящее Красное знамя ГКО СССР получал 14 раз. Из 2019 человек, работавших на 1 января 1945 года на заводе, каждый девятый рабочий был рационализатором.

Все для фронта, все для победы

Не только героическим трудом приближали каменцы Победу. Сбор средств в фонд обороны продолжался всю войну.

На строительство танков, самолетов и другой боевой техники было собрано

13 344 148 рублей

Членами общества ОСОАВИАХИМ на авиаэскадрилью было собрано

86 000 рублей

Трудящиеся города собрали в период войны

49 588 рублей

Отправлено посылок фронтовикам

27 588 рублей

Собрано в фонд помощи семьям фронтовиков

1 855 431 рублей

Сдано облигаций в фонд обороны на

1 220 000 рублей

Горожане дали государству в виде подписки на займы

112 125 000 рублей

Заводчане открывали личные лицевые счета в помощь защитникам Сталинграда, в фонд штурма Берлина. Собирали деньги на танковую колонну имени 25-летия ВЛКСМ, на танковую колонну «Рабочий Каменска-Уральского». Сознание того, что «мой самолёт, мой танк» громят врага, поддерживало в каждом восприятие войны, как своего личного дела.

В заводском музее УАЗа хранится правительственная телеграмма Верховного Главнокомандующего: «Прошу передать рабочим, работницам, инженерно-техническим работникам и служащим Уральского алюминиевого завода, собравшим 2 миллиона 258 тысяч рублей на строительство эскадрильи истребителей «Уральский алюминщик», мой братский привет и благодарность Красной Армии».

И такую же телеграмму получили учащиеся школы №2, собиравшие деньги на приобретение самолетов и танков, хотя их вклад был несоизмеримо меньшим: «всего-то» 52 000 рублей: «Прошу передать учителям и учащимся средней школы №2, собравшим 52 тысячи рублей на строительство танковой колонны, мой горячий привет и благодарность от Красной Армии. Верховный Главнокомандующий Сталин».

А кроме денег шли на фронт многочисленные посылки с теплыми вещами, валенками, варежками, книгами, продуктами и письма с горячими приветами и пожеланиями скорее возвращаться с Победой!

Город милосердия

Уже в августе 1941 года в здании школы № 3 был открыт эвакогоспиталь № 3118, прибыли первые раненые.

Бойцов до госпиталя везли по три недели, иногда на открытых площадках из-под угля. Прибывали они грязные, измученные. Ходячих бойцов везли до госпиталя на машинах, автобусах, телегах. В этом помогали шефы с заводов и школьники-комсомольцы. А тяжелораненых на носилках выносили из вагонов и тащили их на себе. Большую помощь госпиталю оказывали санитарные дружины.


«Первый эшелон с ранеными солдатами встречала наша заводская санитарная дружина. Помню, стояла теплая осенняя погода, было очень тихо. Время встречи было вечером, в семь часов. Поезд прибыл с Ленинградского фронта. Среди раненых было немало моряков. Больше всего было лежачих, кто не мог двигаться. Разгрузка раненых продолжалась до полуночи, наступила кромешная темнота, пошел дождь, дорога стала грязной и скользкой, но мы, несмотря ни на что, выполняли свой долг. В школе часть девушек была занята регистрацией прибывших, часть – готовила одежду для смены после мытья, часть девчат занималась распределением по палатам, помогали каждому солдату добраться до своей койки. В тот день мы работали до утра, а с 8 часов пошли на работу на завод»

вспоминает Лидия Алексеевна Мурашова



«Буквально все сотрудники госпиталя были донорами. Каждый отдал раненым по 8-10 литров крови»

вспоминает Вера Михайловна Кузнецова


А разве не подвиг совершила молодая женщина Агапия Максимовна Семенникова, муж которой погиб на фронте, и которая в годы войны за два года 22 раза пешком ходила из села Колчедан в город Каменск-Уральский (в общей сложности прошла около 1000 км!), чтобы сдать свою кровь для спасения раненых.

За время войны сотрудники госпиталя:

вернули в строй

10 000 раненых

сдали

1 000 литров крови

Подвиг

Победа в тылу ковалась, в основном, руками женщин и детей.

Каменцы, поколение Великой Отечественной, совершили настоящий трудовой подвиг! Они не думали, что станут героями. Вдали от линии фронта, они просто работали, превозмогая себя, сутками не выходили из цехов, стояли у печей и станов, вытачивали детали, шили солдатское обмундирование, пекли хлеб, учили детей, выхаживали раненых в эвакогоспитале. Трудились, подчинив себя достижению самой главной цели – победе над гитлеровской Германией, возвращению к мирной жизни.


«Особенно трудно было чистить трубы между отделениями мокрого размола и автоклавным: после заполнения автоклава горячей пульпой центробежный насос выключался, пульпа, оставшаяся в трубах, кристаллизовалась, затвердевала, как камень, и буквально приваривалась к стенкам труб. Но когда спрашивали, кто пойдет чистить трубы, я всегда вызывался сам на эту работу. В бригаду набирали четыре мужика и восемь подростков. Работали кувалдами по часу. Потом – передышка. Мужики поворачивали трубы и промывали их из шланга водой под высоким давлением. При ударах кувалдой щелочная пыль лезла в рот, забивала уши, прилипала к потному телу. Летом температура на эстакаде доходила до 70 градусов, а зимой – сверху тепло, а снизу и с боков – холодно…»

Хмелев Александр (16 лет), рабочий УАЗа



«В 1942-м году мне исполнилось 13 лет. Тогда был Указ Сталина, которым разрешили принимать на работу детей, и меня приняли на завод № 286. Нас, подростков 13–14 лет тогда на заводах было много. Работали по 12 часов. А в конце месяца, случалось, чтобы выполнить план, всех переводили на казарменное положение и с завода вообще сутками не выпускали. Только что подремлешь где-нибудь на ящиках час-другой. Я выполняла последнюю операцию перед отправкой – маркировала колеса для самолетов».

Захарова Зинаида Ефимовна (13 лет), работница КУЛЗа



«Меня поставили на фрезерный станок, который мы сами и устанавливали. Сдала на шестой разряд и фрезеровала покрышки к самолетам, стоя у станка на ящике-подставке, так как роста не хватало. Цех был без окон и крыши, и когда пошел снег, мы очень мерзли. Греться бегали в отдел технического контроля (ОТК) или в маркировочный цех, или забирались в кабину автомашины. Работали по 12–14, а то и по 16 часов и, чтобы не тратить время и силы на дорогу домой, иногда спали тут же, на заводе. Загонят грузовые машины в цех – и мы спим прямо в кабинах. Или в инструменталке свернемся клубочком на полке…»

Елинская (Токарева) Мария Осиповна (16 лет), работница КУЛЗа


Работает ребенок Лежнин А.М.,
ученик слесаря в цехе №45, март 1943г.

«Мне еще не было 16 лет, но взяли все-таки в 12-й цех. По существу цеха еще не было. Еще только подходили составы с оборудованием. Мы затаскивали в цех прибывшие станки, устанавливали их. И уже к Новому году выпускали гильзы для снарядов. Морозы стояли под сорок градусов. Стоишь за станком, а тебе на голову снег валит, руки пристывают к железу. Вот как-то пришли мы на работу в ночь и услышали, что на 23-й операции (нарезка резьбы) выполнен план на 150 процентов. Моих дружков заело: они что, хуже других?! И выполнили норму на 200 процентов. Тут же в цехе, возле станков накрыли стол белой скатертью и приготовили угощенье – обед без карточек. Все это торжество происходило на глазах у всех, в пересменок. С этого момента – и пошло-поехало! Все соревнуются, кто больше сделает!»

Мальцев Алексей Федорович (15 лет), рабочий СТЗ


Цена победы

Каменск-Уральский заплатил высокую цену за Победу.

На фронт было призвано

>30 000 каменцев

Погибло и пропало без вести на фронтах

>10 000 каменцев

Умерло от невыносимых условий труда и жизни

>47 000 каменцев

третья часть населения!

До войны население города было 50 000 человек, т.е. можно представить, что вымер почти весь предвоенный Каменск.

Бессмертный полк

Всё, что происходило в Каменске в те далекие, трагические и великие годы, вошло в плоть и кровь и в память каменцев навсегда.

Эта память бережно хранится в семейных альбомах, в орденах ветеранов, в семейных реликвиях, в воспоминаниях и легендах… Хранится в каждой семье. Хранится до сих пор, хотя прошло уже 75 лет, как кончилась война.

И потому на ежегодное шествие «Бессмертного полка», без всякого приглашения, каждое 9 мая выходят тысячи и тысячи горожан – они заполняют целиком главную улицу города – проспект Победы – бескрайняя река людей!